?

Log in

«Одинокий мужчина»: Тот самый случай, когда слово «man» следовало перевести как «человек»





Джордж Фальконер (Колин Ферт), пятидесятидвухлетний профессор колледжа, живёт в пригороде Лос-Анджелеса, видит страшные сны, носит модные очки в толстой оправе, проливает чернила на кровать и каждый день, по его же словам, прикладывает все возможные усилия, чтобы быть тем Джорджем, которым его привыкли видеть в обществе. На дворе шестидесятые: по радио бесконечно вещают об угрозе атомной войны, женщины носят высокие причёски, а студенткам можно курить прямо в аудитории во время лекций. Окружающее, однако, мало беспокоит Джорджа, который застрял в прошлом и существует только в переживаниях о смерти своего любовника Джима (Мэтью Гуд). Обо всём этом мы узнаём из не вполне последовательных флешбэков героя и вполне последовательного изложения одного дня его жизни. Дня, который он планирует завершить самоубийством и в течение которого ближайшая подруга Чарли (Джулианна Мур), студент колледжа Кенни (Николас Холт) и случайные события и встречи должны либо убедить Джорджа пустить себе пулю в голову, либо помочь ему ответить на вопрос, есть ли жизнь после смерти любимого человека.

История о том, как важно осознавать всё вовремя, делать правильные выводы и не зацикливаться на неудачах, к счастью, не выглядит нравоучением и не очень-то морализирует в попытке заставить зрителя как-то по-другому посмотреть на свою собственную судьбу. Тому Форду удалось, кажется, снова подтвердить звание человека, обладающего несомненно хорошим вкусом (других в «Гуччи» как-то и не принято брать), только на этот раз уже не на подиуме, а на экране. Ставшая для модельера режиссёрским дебютом экранизация книги К. Ишервуда, пускай сильно изменённая в автобиографическом ключе и дополненная очевидно наивными символами (вроде раздавленной бабочки в детских руках и белого махрового свитера на юноше с ангельским взглядом), хотя и выглядит этакой тщательно отрепетированной перед зеркалом исповедью, но желания плеваться и орать: «Не верю!» почему-то не вызывает. Не то потому что исповедь действительно искренняя, не то потому что хорошо отрепетирована. Незамысловатый сюжет «Одинокого мужчины» позволил сделать из фильма не драму действия, а драму характеров, создать акцент на настроение повторяющихся кадров и вложить в каждый крупный план несколько разных, подчас собственно художественных, смыслов. Даже применив давно испробованный и неоднократно доказавший свою действенность эксперимент по смене цветовой гаммы в зависимости от настроения героя, удалось не просто не переборщить (нет, это было бы слишком просто, что вы), а наглейшим образом переборщить и при этом сделать нечто настолько понятное, что совершенно непонятно, как получилось так увлекательно. Саундтрек, в который вошли слезливо-напряжённые композиции Абеля Корженовски и Шигеру Умебаяши, становится последней застёгнутой пуговицей на идеально вымеренном костюме режиссёрского дебюта и, что важно, не выглядит отчаянной попыткой растрогать зрителя уж если не сюжетом, то хотя бы настроением.

Ну а на выходе получается не просто очередная картина, которая доказывает, что любое кино про гомосексуалистов – это в первую очередь кино не про гомосексуалистов. Получается что-то безумно пронзительное, трогательное и, скорее всего, обречённое на провал в широком прокате. Наверное, потому, что всё-таки про гомосексуалистов.
Дарья Никитина, Main

Comments

March 2010

S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Powered by LiveJournal.com